На сколько хватит в России денег вести войну против Украины?

В предыдущей публикации уже анализировалась санкционная политика Запада в отношении России. Насколько она эффективна? 

Аналитики европейской компании Consultancy недавно посчитали, что ведение войны против Украины стоит России около 20 млрд дол. в сутки.

Опрошенные на правах анонимности изданием The Bell российские финансисты и эксперты утверждают, что Россия в течение 1,5-2 лет может позволить себе финансировать ведение войны против Украины и одновременное выполнение социальных обязательств перед гражданами РФ, с учетом эффекта уже введенных санкций.

Что этому способствует:

обход санкций

  • Нефтегазовые прибыли. Сейчас эксперты прогнозируют, что в 2022 году в России добыча нефти снизится на 7-8%, а экспорт нефти и нефтепродуктов упадет на 10-12% в физическом выражении (около 1 млн баррелей в сутки). Однако ожидается рост цены на нефть Urals как минимум на 10% даже с учетом дисконта. Если не произойдет резкого отказа западных стран от российских нефти и газа, то среднегодовая цена российской нефти Urals, даже с учетом дисконта (сейчас дисконт Urals до североморской Brent составляет $40 за баррель) и сокращение физических объемов экспорта, составит в среднем $70–75 за баррель. . Это позволяет Кремлю до 2 лет без проблем финансировать все расходы, включая ведение войны против Украины и индексацию социальных выплат для населения России.
  • Профицит бюджета в 2021 году Профицит за 2021 год составил более 500 млрд. рублей, или 0,4% ВВП. Бюджет на 2022 год сформирован с учетом цены на Urals $44,2 за баррель и среднего курса 72,1 руб./$. Исходя из этих показателей и текущих тенденций, если и образуется дефицит федерального бюджета – он будет незначительным и Минфин РФ сможет покрыть его, например, средствами Фонда национального благосостояния (аналогичный кейс был использован на фоне пандемии Covid-19 в 2020 году).
  • Резервы РФ Без учета заимствований, резервы России составляют 6–7% ВВП — эта сумма достаточно, чтобы поддерживать повышенный военный бюджет и смягчать последствия санкций для бизнеса и населения через правительственные антикризисные программы.

Таким образом, пока у России есть возможность продавать нефть, а также газ (на который ожидается рост цены), даже в меньших объемах и с дисконтом — у нее достаточно финансовых ресурсов для поддержания своей экономики и населения в условиях ведения длительной войны против Украины.

Быстрее могут возникнуть проблемы с закупкой комплектующих для военно-промышленного комплекса, чем с доступностью финансовых ресурсов.

Введение ЕС эмбарго на российские энергоносители стало бы одним из наиболее мощных инструментов сдерживания агрессивных действий России в отношении Украины и ограничения их во времени.

По оценкам испанского экономиста, профессора, депутата Европейского парламента Луиса Гарикано, ЕС имеет возможности относительно быстро полностью заменить поставки нефти и, прежде всего, газа из России на другие источники.

Так, по оценкам организации «Europe Beyond Coal», с 24 февраля по 25 апреля ЕС импортировал энергоносители с РФ на 41,168 млн евро, из которых 26,627 млн ​​евро уплачено за газ. По убеждению Л.Гарикано, заявления ряда европейских лидеров о невозможности отказа от российского газа могут быть политически мотивированными, поскольку у Европы достаточно вариантов для диверсификации его поставок в полном объеме как за счет собственных законсервированных источников, так и путем наращивания поставок СПГ от других импортеров.

Пока же мы видим попытки некоторых стран ЕС жить в старой парадигме в расчете на то, что война против Украины — это временная локальная ситуация, хоть и с мировым резонансом, но локальным измерением конфликта.

Несмотря на ограничения, Россия в апреле нарастила поставки нефти танкерами в Европу до 1,6 млн баррелей в сутки по сравнению с 1,3 млн баррелей в сутки в марте . Прирост объемов экспорта в условиях санкций обусловлен очередным использованием «иранской схемы»: до 40% танкеров с нефтью теперь выходят из российских портов с пометкой «пункт назначения неизвестен», далее в море происходит смешивание нефти с другим производителем и с этого момента перестает считаться российским.

По данным Primary Vision Network , Европейский союз (ЕС) ежедневно импортирует около 11 миллионов баррелей сырой нефти и нефтепродуктов. Импорт из России в ЕС составляет в среднем 2,2 миллиона баррелей в сутки, а нефтепродуктов – 1,2 миллиона баррелей.

В то же время, на фоне санкций происходит рост цен на нефть на мировом рынке. Ведущие инвестиционные компании уже делают экономические прогнозы на конец 2022 года, исходя из стоимости нефти на уровне $130 за баррель. В данной ситуации ожидается, что прибыль русских компаний от реализации углеводородов существенно возрастет.

По некоторым прогнозам, только Германия до конца года может заплатить России «дополнительно» около €3 млрд. за российскую нефть и €8 млрд. за газ.

Такая ситуация позволяет российскому руководству вести войну с Украиной «на истощение». Но в то же время объектом истощения становится и Европа.

Кремль уже открыто демонстрирует, что война против Украины — это подрыв Запада как более успешной модели жизни, по сравнению с которой российская авторитарная модель оказалась неконкурентной как с точки зрения технологического и экономического развития, так и в плане обеспечения качественного уровня жизни для своего населения.

Фактически, ЕС, не имея политической воли к радикальным шагам, чтобы остановить российскую агрессию, заставляет европейцев платить двойную цену — и за сохранение зависимости от российских энергоносителей (в том числе из-за схем обхода санкций), и за продолжение последствий российской агрессии (в частности, негативных макроэкономических тенденций, продовольственных и логистических проблем), что фактически является замкнутым кругом.

Продолжительность агрессивной политики России обуславливается не столько политическими или военными ресурсами, сколько способностью финансировать расходы на войну с одновременным сглаживанием негативных последствий уже введенных санкций для своего населения. Ключ к перекрытию питающего для российской агрессии cashflow сейчас в руках Европы. С каждой отсрочкой необходимых хирургически решительных действий для остановки агрессии, европейцы будут вынуждены платить все больше денег России. А украинцы расплачиваться за нерешительность партнеров своей жизнью.

Алексей Харченко,

эксперт Института информационной безопасности для «Украинской линии»

На сколько хватит в России денег вести войну против Украины?: Один комментарий

Добавить комментарий