Site icon Алексей Харченко

Цена войны для России против Украины: счет агрессору

В предыдущей публикации мы попытались оценить, насколько может хватить России денег вести войну против Украины и как власти европейских стран, избегая решительных действий по ограничению поставок нефти и газа из России, заставляет европейцев платить двойную цену за военную агрессию России против Украины.

А какова экономическая цена войны России против Украины для россиян?

Институт народнохозяйственного прогнозирования Российской академии наук (ИНП РАН) озвучил прогноз состояния экономики РФ в 2022 году , результаты которого свидетельствуют о выразительном влиянии санкций на макроэкономические показатели России.

Эксперты отмечают, что усиление торговых ограничений со стороны стран Запада очень сильно ударит по российской экономике, а переориентация потоков на страны Востока не будет быстрой: в 2021 г. на страны, уже введенные санкции в отношении России, приходилось 56% российского экспорта товаров и услуг и 50% — импорта. В то время как экспорт и импорт в страны ЕАЭС, Китай и ограниченный круг т.н. «дружественных стран» составил 29% и 37% общего экспорта и импорта соответственно.

По оценкам экспертов ИНП РАН, основные макроэкономические показатели в 2022 году могут быть:

На сегодняшний день это наиболее подробный прогноз по существующим и его можно назвать средневзвешенным в палитре обнародованных представителями экономического блока власти и экспертами прогнозов. В частности, по падению ВВП в течение недели имеем такой диапазон оценок от представителей власти и экономистов России:

Одним из определяющих факторов влияния на темпы развития российской экономики есть уровень инфляции. Центробанка России, по итогам года, ожидает инфляцию в диапазоне 18-23%. По данным Росстата , сейчас уровень инфляции в годовом выражении достиг отметки 17,6% – максимум с 2002 года. Эксперты Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования ожидают до 20% в годовом исчислении по результатам апреля. Как отметила 29 апреля Э.Набиуллина , основным фактором высокого инфляционного давления является падение предложения, вызванное ростом расходов компаний на изменение логистики, импортозамещение, развитие технологических процессов и корректировка бизнес-моделей.

Что это все означает для рядового гражданина России?

1. Падение доходов. То есть, в среднем на 10-11% сократятся доходы бюджета, бизнесов и граждан – в т.ч. зарплаты и социальные выплаты.

На днях министр финансов России Антон Силуанов подтвердил , что заложенного на 2022 год профицита бюджета (1,1% ВВП) не будет, превышение расходов над доходами федерального бюджета в 2022 году составит не менее 1,6 трлн рублей, то есть с дефицитом около 1% ВВП. Основной причиной дефицита является «антикризисный пакет» правительства, оцениваемый в 4 трлн. рублей и он является основной причиной дефицитного бюджета. Продление Россией войны против Украины и введение новых санкций со стороны партнеров Украины, ожидается, приведет к увеличению этих расходов. Поскольку российский Минфин объявил, что не планирует привлекать средства на рынке облигаций федерального займа, основными источниками дополнительных расходов на финансирование дефицита станут бюджетные.

По убеждению старшего преподавателя Финансового университета при правительстве России Александра Сперкача , сумма дефицита в 1,6 триллиона рублей является очень оптимистичным сценарием в условиях продолжения Россией войны. Эксперт убежден, что затраты на ее продление и расходы на захваченные Россией территории Украины вряд ли смогут компенсироваться даже в случае сохранения текущих сверхприбылей от экспорта энергоносителей. Российский экономист Сергей Храпач отмечает , что в 2022-2023 году растущий дефицит бюджета в первую очередь приведет к ощутимому сокращению социальных расходов. Цену злости Кремля почувствует на себе каждый гражданин России, оплатив ее падением уровня жизни и благополучия.

2. Экономическая и технологическая отсталость.

Последствия спада будут сказываться длительное время: не сложно посчитать, что в случае роста ВВП России в последующие годы в среднем на 1,5% в год, Россия потребует 7-8 лет для возвращения к довоенным темпам развития. Подобные оценки высказывают и российские эксперты . Но это если считать чисто математически и при преодолении Россией ограничений для восстановления экономики. По оценкам доктора экономических наук, руководителя отделения макроэкономики и моделирования региональных систем Центрального экономико-математического института РАН Елены Устюжаниной, возможны три варианта восстановления экономики РФ до докризисного уровня в условиях санкций:

  1. налаживание импорта Россией через третьи страны — следствием подорожания как самого производства через развитие логистики, так и конечных товаров;
    1. развитие собственных импортозамещающих технологий без возможности альтернативного импорта – потребует не менее 5-7 лет интенсивных расходов из бюджета для стимулирования российского производителя;
    1. компромиссный вариант – ослабление санкций и постепенное развитие импортозамещения.

В настоящее время конъюнктура способствует рассмотрению первого варианта как основного. Анализ экономической активности России на международном треке свидетельствует, что Россия активно пытается договариваться со странами Азии, прежде всего Китаем, Индией, Турцией и странами ЕАЭС :

Эффективность реализации этих мер оценивать сейчас рано, поскольку существенных сдвигов за ними, кроме декларативных заявлений российского руководства, пока не произошло.

По данным Росстатапроизошел выраженный спад в обрабатывающей промышленности, особенно в таких отраслях как производство автотранспортных средств (-55%), выпуск автомашин и прицепов (-45,5%), железнодорожных локомотивов и подвижного состава (-25%), электрического оборудования (-18%), резиновых изделий (-13%). Существенное негативное влияние санкций оказалось на финансовый сектор, химическую промышленность, высокие технологии и сферы ИТ. То есть, милитаризм российского руководства нанес удар прежде всего по тем направлениям, которые являются драйверами развития ведущих государств и обществ, поскольку обеспечивают качественное изменение условий деятельности и уровня жизни. Динамика развития этих отраслей нуждается в постоянном развитии и совершенствовании, высококвалифицированной рабочей силе, международной кооперации.

Отставание в этих областях оценивается не только тем, сколько лет потребует выход на показатели начала 2022 года по объемам производства и замещению импорта аналогами, а потерянным за эти годы прогрессом. С каждым годом разрыв между Россией, ограниченной обменом современными технологиями и научными знаниями, и ведущими государствами будет увеличиваться экспоненциально.

Российские чиновники отчитываются о высоких показателях импортозамещения, однако, какой смысл в замещении даже 98% производственных мощностей, если 2% из них будет приходиться на сложные микроконтроллеры иностранного производства, без которых остановится все производство? И какие Россия, в условиях растущего оттока интеллектуального капитала и деградации научно-технического сотрудничества, вряд ли сможет импортировать в среднесрочной перспективе.

При этом ставка российских властей в отрасли добывающей промышленности, в частности нефтегазодобывающую и производство минеральных удобрений, как основной драйвер быстрого экономического восстановления, будет лишь усугублять «ресурсное проклятие» страны.

Так о чем в итоге говорят отвлеченные, на первый взгляд, экономические показатели развития государства и отдельных отраслей промышленности России?

О том, что войну Кремля против Украины придется оплачивать каждому гражданину России не только текущим падением уровня жизни, но и своим будущим.

Будущее, в котором поступательное экономическое развитие уже сейчас заменяется попыткой догнать вчерашний день.

Будущее, которое вместо видения начинает строиться на «альтернативной исторической реконструкции» в экономике.

Будущее, в котором через несколько лет граждане будут радоваться «новым достижениям» того, что еще вчера было нормой жизни.

Так же читайте о санкционной политике и санкционной стратегии в статье «Санкционная политика — оружие аккумулятивного действия«.

Алексей Харченко,

эксперт Института информационной безопасности для «Украинской линии»


Exit mobile version